понедельник, 27 мая 2013 г.

Религиоведение и повседневность

Возвращение к записям я бы хотел начать с небольшого размышления-рассуждения о нужности и наличии религиоведения в современном медийном и культурном поле.

Картинка, предваряющая это сообщение, довольно метко иллюстрирует отношение к религиоведению в "народных массах". О том, что есть какие-то религиоведы, которые изучают религию, известно немногим. Совсем небольшое количество людей, помимо самих религиоведов, вообще задумывается о том, кто должен и должен ли вообще штудировать (тм) религиозные концепци и тексты с научной точки зрения.

Ведь для обывателя единственным и очевидным авторитетом в области той или иной конфесии является клирик. Священник обучен в соответствующей традиции, он осведомлен о всех тонкостях и нюансах, он занимает свой душеспасительный пост, а потому имеет право говорить о своей религии, попутно, конечно, немного миссионерствуя. Обывателя не удивляет, когда такой клирик критикует или подчеркивает негатив в действиях представителей других религий - он же уверен в истинности и эксклюзивности собственной доктрины.

Когда же такой анализ начинает осуществлять некий секулярный, мирской деятель, обыватель сразу настораживается. Во-первых, откуда светский ученый может знать все тонкости и хитрости религий (количество ангелов на конце иглы и в игольном ушке, и т.д. и т.п.)? Во-вторых, критика понимается как желание очернить, высмеять, опрофанировать, если угодно. Тут же вспоминают о "годах деспотии научного атеизма", о подавлении свободы совести, и любая, даже самая научная дискуссия, превращается в балаган по принципу плескания соком им. В.В. Жириновского.


С другой стороны, несколько лет назад один одиозный деятель отечественного религиоведения констатировал факт - религиоведы не представлены на медийном поле от слова "совсем". К несчастью, в настоящее время мало что изменилось. И дело тут не только в отсутствии ученых-религиоведов в телепередачах или газетах (временами они там все-таки проскакивают), а, наверное, в том, что религиоведение - как и множество иных гуманитарных наук - находится в зависимом от медиа состоянии. О религиоведах вспоминают не тогда, когда хочется предотвратить какой-то религиозный конфликт, удержать от опрометчивого, оскорбительного с религиозной точки зрения поступка и пр., а когда конфликт уже произошел, скандал уже разгорелся, и когда комментарии религиоведа столь же актуальны, как действия пожарной бригады на потухшем пепелище.

Кроме того, можно отметить и труднодоступность быстрого и наглядного изложения тех или иных вопросов, связанных с религией. Если различные физические или биологические опыты популярны на ТВ в силу своей самодостаточности (картинка лаборатории - какой-нибудь "пыщ-пыщ" - несколько слов "дохтура наук" о том, что данный опыт имеет мировое значение - сюжет готов), то после вводного абзаца о диалектичности и внутренней противоречивости религиозных представлений племен Северного Бутана у телезрителя наступает необоримый приступ зевоты, который излечим лишь немедленным переключением канала.

Да и авторитетность религиоведения (опять же, вместе со всем гуманитарным сектором) в глазах широких народных масс ничтожно мала. Ни внешний вид религиоведов (да, не приезжают они на "Феррари" и не размахивают "Брегетами" и "Верту" перед камерой), ни их манеры, дикция и сами суждения не являются привлекательными, не вызывают симпатической реакции, желания уподобиться. В лучшем случае, исследователей религии воспринимают как безобидных фриков, ковыряющихся в древних свитках и манускриптах, эдаких специалистов филолого-исторического плана.

Отвлекаясь на секунду, отмечу, что в таком восприятии есть и доля истины. Специальность, получаемую на многих кафедрах религиоведения в наших ВУЗах, давно смело стоило бы переименовать в "историк религии", или даже "историограф религии". Самостоятельное теоретизирование мало кому нужно - а вот четкое, внятное переписывание всех известных книг на тему того, что, кто и когда о ком-то сказал или написал, будет иметь несомненный успех на любом уровне - от реферата до диссертации.


Тот неловкий момент, когда даже Гугл считает тебя теологом (с)(Amaranta Styrax)

Вместе с тем, ниша религиоведения, до поры неприкасаемая, уже довольно активно "прессуется". В ученость и академичность стремительно пробираются теологи, основывающие кафедры в вузах вроде МИФИ, и почему-то никто не задается вопросом о том, что рано или поздно кое-кто задаст себе нехитрый вопрос - а зачем нам, собственно, дублирующие направления?

Чрезвычайно показательным в этом контексте было робкое внедрение ОПК (оно же "Основы религиозной культуры и светской этики" и тысячи вариаций) в школах. Никто наверху не задумался и не упомянул о том, что вести такой курс в светской школе государства, конституция которого прямо содержит статью об отделении церкви от учебных заведений, могут только преподаватели светского толка, сиречь религиоведы. Консультации религиоведов даже не особо потребовались при создании учебников - хотя после вопиющих кусков, вызвавших скандалы после публикации, на некоторые кафедры таки милостиво разослали учебные пособия. Аналогична была и сиутация с принятием госстандарта по специальности "теология" для высших учебных заведений - профессуру поставили перед фактом и потребовали подписей.

Само же религиоведение, к великому сожалению, не генерирует никакого наглядного и доступного контента, способного заинтересовать людей. Нет ни по-настоящему массовой научно-популярной литературы, четко и недвусмысленно объясняющей неспециалистам какие-то базовые постулаты и концепции религий. Нет ни общей, единой позиции сообщества религиоведов, ни "корпоративной солидарности". Конфликты между авторитетами и центрами религиоведения в нашей стране, безусловно, не иду на пользу общему состоянию.

Вообще, в академической среде "снисхождение" к неспециалистам воспринимается с некоторой издевкой, в духе "бисера перед свиньями" и негожести марания рук. Пример той же Америки, где простые и интересные, но, вместе с тем, научные издания ("Религия в Америке: основные религии, их основные воззрения и положения", "1000 фактов о религиях", "Религии мира: какая-либо конфессия для чайников" и т.д.) являются бестселлерами, малоинтересен, а успешные попытки и опыт создания московского религиоведческого общества "кружка юных религиоведов" и вовсе отсутствуют.

В связи со всем вышеизложенным я бы хотел задать вопрос читателям - как вы видите место исследований религии в современном мире? Что должно, на ваш взгляд, делать религиоведение? Какой контент религиоведы должны создавать, и должны ли вообще? Буду рад услышать любую точку зрения, уважаемые подписчики.

3 комментария:

  1. Анонимный12 июня 2013 г., 01:33

    Мне кажется, значительной проблемой, то, что сами религиоведы не совсем понимают, а чем они должны заниматься. Точнее понимают по разному. Если смотреть, учебные пособия московские (под ред. Яблокова сотни их) и питерские (под ред. Шахнович и др.) то заметны явные отличия. Питерское направление отдельно выделяет Антропологию религии (вслед за западом) и старается обойти философии религии (как бы мимоходом отправляя ее к теологии), Москва наоборот ставит философию религии в почетную должность некой силы возвышающей религиоведение над низким уровнем истории религии.
    Из собственного опыта преподавания - студенты лучше усваивают питерские учебники - там лучше расписана история религии.

    Историк религии\ Историограф религии кстати неплохая специальность - намного понятная чем религиовед. Жаль места постепенно сокращают бюджетные по данному направлению, увеличивая бюджет места на теологию.

    Ну и "безобидных фриков, ковыряющихся в древних свитках и манускриптах, эдаких специалистов филолого-исторического плана" о религиоведение как о научной дисциплине, можно говорить с середины 19 века, сразу всплывает фигура М. Мюллера и других - специалистов как раз филолого-исторического плана. Так, что представление не так далеко от реальности.

    Справедливости ради следует сказать, что те же проблемы у Культурологов - которые вообще не пойми кто :)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Благодарю за замечательный и содержательный коммент, дорогой Аноним! :)

      > сами религиоведы не совсем понимают, чем они должны заниматься. Точнее понимают по разному.

      Совершенно верно! Проистекает это, на мой взгляд, из разных углов - отчасти из-за того, что институционализация религиоведения в 90-е гг. происходила в такое время, когда под вопросом было самое сохранение научного атеизма как дисциплины. И каждый откидывал тот ящеричный хвост, какой считал нужным. Хотя об этом надо написать отдельно, пожалуй. Ведь религиоведение не тождественно всей советсвой системе Н.А. По Угриновичу, религиоведение - лишь составная часть, элемент научно-атеистической дисциплины. А это важно!

      > Москва наоборот ставит философию религии в почетную должность некой силы возвышающей религиоведение над низким уровнем истории религии.

      Не совсем соглашусь за антропологию, в Москве она тоже есть, только так же подчинена философии религии, как и все остальное. Зато феноменология у нас выделена в отдельное, это, можно сказать, ноу-хау :) А здесь еще такой момент - жесткую и бескомпромиссную линию в отношении ФилРел занимает Институт Философии РАН, где есть соответствующий сектор (с г-ном Шохиным во главе), и который предполагает, что, в сущности, есть ФилРел, а никакого религиоведения в целом нет. Схожую линию проводит и т.н. "новая школа" бывш. РАГС, ныне РАНХиГС и лично проф. В.В. Шмидт.

      Равно как нет и соответствующего института в структуре Академии Наук (хотя до к.-р. 1991 г. он был, пусть и под иным подчинением - Институт научного атеизма АОН при ЦК КПСС). Это, на мой взгляд, тоже огромная проблема - консолидирующий центр, способный выдавать взвешенные вердикты и "направлять" исследования религии в стране, жизненно необходим! Поскольку силами самого религиоведческого сообщества, как показывает практика, осуществить консенсус и заняться своим делом в рамках общей идеи, не получается. Напротив, полное соответствие крыловскому лебедю, раку и щуке.

      > Историк религии\ Историограф религии кстати неплохая специальность - намного понятная чем религиовед. Жаль места постепенно сокращают бюджетные по данному направлению, увеличивая бюджет места на теологию.

      Соглашусь в том смысле, что так вернее было бы указывать специализацию - как есть, например, физик-ядерщик, физик-оптик и т.д. Было бы разумно и логично сделать религиоведа-историка (историографа), религоведа-философа религии и т.д. и т.п. Разумеется, с общей подготовкой по всем курсам. Правда, с нынешней болонской двухчастной схемой, боюсь, основная масса все равно имела бы "общерелигиоведческий" бакалавриат, а в узкоспециализированную магистратуру, да еще и за деньги, шли бы единицы.

      > сразу всплывает фигура М. Мюллера и других - специалистов как раз филолого-исторического плана. Так, что представление не так далеко от реальности.

      Никто не отрицает нужности таких специалистов, упаси Атман и Брахман! :) просто в массовом восприятии не существует иных исследователей религии, как мне кажется. А они есть. Хотя бы социологи религии, этнографы и этнологи религии, и тысячи других вариантов. Да и просто медийная персона религиоведа ничем не отличается от прочих "гуманитарных специалистов", и, в полном соответствии с кризисом гуманитарности наших дней, не вызывает особого интереса ни у власть предержащих, ни у обывателя, ни у абитуриентов&студентов. А это чрезвычайно тревожный симптом, на мой взгляд.

      Удалить
    2. Анонимный26 июня 2013 г., 12:24

      *Я немного слоупок, отвечаю 10 дней спустя*
      >> нет и соответствующего института в структуре Академии Наук
      Да в классификаторах различных мы не пойми где. При этом, зачастую это проблема не абстрактная. Возьмем РГНФ-овские гранты (в принципе хорошая поддержка молодому исследователю). Заходит Религиовед на сайт РГНФ и видит, что нет там религиоведения - есть "03-160 Этика. Эстетика. Философия религии", религиоведения нет.

      >> Правда, с нынешней болонской двухчастной схемой, боюсь, основная масса все равно имела бы "общерелигиоведческий" бакалавриат, а в узкоспециализированную магистратуру, да еще и за деньги, шли бы единицы.

      Ну я тут соглашусь, что бакалавриат по религиоведению должен быть общим, а магистратура уже узкоспециализированной - кстати на магистратуру сейчас бюджетные места (в небольших колличествах) дают. На бакалавриат сложнее получить. Но в Москве можно собрать магистратуру специализированную - а у нас в глубинке магистратура, к сожалению будет по принципу "вот федеральный компонент, а вот у нас есть 4 профессора близких к 09.00.14 и 4 доцента, вот их набор спецкурсов *звуки ударов пальцев о клавиатуру* вот наш Рабочий Учебный План магистратуры"

      >> Да и просто медийная персона религиоведа
      В основном религиоведа зовут, когда что то стряслось или готов новый закон. Ну и тут чем более он нормален, тем он скучнее для медиапространства - ну кому охота слушать адекватных спокойных людей в наше время, не тем, кто смотрит телевизор. Так что я думаю если провести опрос, окажется, что "медийный религиовед" в представлении обывателя это некто весьма Одиозный, категоричный (и в среде религиоведов воспринимаемый неоднозначно) - Дворкин к примеру. И это еще более тревожный симптом - оказывается надо либо быть адекватным объективным исследователем и быть в серой массе "гуманитарных специалистов" или надо Ниспровергать и Лютовать и быть медийным.

      Удалить