понедельник, 10 июня 2013 г.

Rainbow bridge

Сегодня я бы хотел рассказать об интересной, но малоизвестной у нас традиции, связанной с радужным мостом, а также вообще побеседовать о радуге в мифологии.

Радуга как крайне занимательный и впечатляющий феномен занимала людей издревле. Западноевропейская народная мифотворческая традиция приучала людей к тому, что этот появляющийся лишь на время мост связывает что-то волшебное, и сам имеет мистическое происхождение.

Таков и скандинавский мост Биврёст, служащий одновременно и въездом в Асгард, землю богов, и своего рода порталом, по которому можно перемещаться между мирами. Биврёст будет стоять незыблемо до самого Рагнарока, когда полчища йотунов и турсов вторгнутся в обитель асов. Тогда Хеймдалль снова протрубит в свой рог, и мост подломится от звукового резонанса, отправив в пылающую реку злобных захватчиков.


Таков и "путь Фергуса", радужный мост-дорога ирландских легенд, неизменно приплетающий к делу лепреконов. Сам Фергус, сын Лети некогда заставил троих лепреконов служить ему, исполняя его желания. Одним из таких желаний было и требование поделиться своими сокровищами с жителями Ирландии. Именно с тех пор возле того места, где радуга уходит под землю, сидит лепрекон - но он, разумеется, не хочет так просто расставаться со своим горшочком, набитым золотыми монетами! Герой должен быть ловок, умен, сообразителен, если хочет перехитрить представителя fairy folk'а.

Но в современной культуре радужный мост приобрел и новое, весьма занятное воплощение. Возникла новая парарелигиозная (или, вернее будет сказать, кроссрелигиозная) традиция, и возникла она не на пустом месте.

Действительно, ни одна из крупных религий не уделяет должного внимания тому, что окружает человека в его телесной жизни. Существование после смерти, будь оно блаженным или мучительным, касается исключительно самого антропоса, хомо сапиенса. И если мир вещный, мир товарный на тот свет, что называется, не перетащишь, то спутникам многих миллионов людей - домашним питомцам - никакого места на том свете не отведено. Грустно, не так ли?

Конечно, такие мысли могли возникнуть лишь в спокойном, современном мире, где не бушуют кровопролитные мировые сражения и не свирепствуют эпидемии. В предшествующие века вряд ли кого-то всерьез могла заинтересовать судьба собаки или кошки после гибели - домашние животные исполняли сугубо функциональные задачи, охраняя скот и посевы от вредителей и хищников. Что уж там говорить - смерть ребенка не воспринималась как большая трагедия!


Но человеку гуманному и просвещенному такое отношение к верным спутникам кажется неправильным и несправедливым. Первой романтической концептуализацией того, что потом назовут All Pets Go to Heaven, стала книга Маргарет Сандерс "Beautiful Joe's Paradise" (англ. "Рай миляги Джо"). Будучи сиквелом к книге о собаке по имени Джо, которая страдает от жестокостей со стороны своего хозяина, роман повествует о дивном собачьем посмертии. На зеленых лугах, полных еды и воды, питомцы живут радостной, беззаботной жизнью, но в тоже время общаются между собой, делятся воспоминаниями и даже осуществляют что-то вроде психоаналитических сеансов друг для друга (немудрено, книга была написана в 1902 г.), помогая понять и простить (тм) жестокости хозяев и встретить их с любовью и лаской. В дальнейший путь воссоединенные пары отправляются вполне в духе времени - на воздушных шарах :D

А в 1980-х гг. параллельно несколько американских ученых (среди прочих называют психолога Пола Дамма и доктора Уоллеса Сайфа) реанимируют эту  трогательную и добрую концепцию, воплощая свою грусть и скорбь от потери домашних любимцев, а также надеясь встретиться с ними после собственной смерти. Не исключено, что под влиянием книги Сандерс. Сам Сайф, кстати говоря, основал и Ассоциацию людей, которые потеряли питомца (sic!).

В русском переводе И. Петраковой манифест "радужного моста" звучит так:
На самом краю небосклона есть место, называемое Мостом Радуги. Когда животное умирает, особенно если оно было очень любимо кем-то в этой жизни, оно попадает на Мост Радуги. Там бескрайние луга и холмы, по которым наши друзья могут бегать и играть все вместе. Там изобилие пищи, воды и солнечного света, и там нашим любимцам тепло и комфортно.
В этом краю все больные и старые животные превращаются в молодых и полных энергии; имевшие травмы и увечья снова становятся здоровыми и сильными. Время для них летит незаметно, если только мы вспоминаем о них в своих мечтах и снах. Животные там счастливы и довольны всем кроме одного — каждый из них ушёл раньше и оставил в этой жизни кого-то очень дорогого ему.
На Мосту Радуги животные бегают и беззаботно играют все вместе, но приходит день, когда кто-то из них неожиданно останавливается и смотрит вдаль. Его глаза загораются огнём, а тело начинает дрожать от нетерпения. Вдруг он покидает своих собратьев, летит над изумрудно-зелёной травой, и ноги несут его все быстрее и быстрее.
Он заметил вас; и когда вы и ваш любимец наконец встретитесь, то крепко-крепко обниметесь, счастливые от того, что соединились и больше никогда не расстанетесь.
Он будет, одурев от счастья, лизать ваше лицо, ваша рука снова будет любовно ласкать его голову, и вы ещё раз взглянете в преданные глаза своего любимца, так надолго покинувшего вашу жизнь, но никогда не покидавшего вашего сердца.
Теперь вы сможете пересечь Мост Радуги вместе…
Важно, что это место - "радужномостье" - находится "this side of Heaven", то есть перед тем, как кто-то отправится в дальнейший путь, каким бы он ни был. Потому питомец сможет соединиться со своим хозяином, а затем разделить его участь в жизни вечной.

Насколько это гуманно для ни в чем неповинного животного, если владелец был закоренелым грешником - судить вам, дорогие читатели...

1 комментарий:

  1. Знаете, только очень ограниченные люди считают, что какая-то часть Творения не попадёт в Иной Мир - это оскорбление Творца! Никакая, даже самая малая пылинка не пропадёт - всё Творение испытает Преображение и войдёт в Иной Светлейший Мир в новом качестве, в новом светящемся теле с новыми, невиданными возможностями. Между прочим, если читать много Отцов Церкви Христианской, то выяснится, что те Отцы, которые ныне причислены к лику Святых, имели именно такое отношение к Творению, но их мысли не были включены в Доктрину, и это понятно, почему.

    ОтветитьУдалить