вторник, 12 февраля 2013 г.

"Это Дикая Охота на тебя!"


Если вы вздумаете погулять темной зимней ночью, а навстречу вам внезапно выскочат летающие всадники на лошади, - будьте уверены, это Дикая Охота. Сегодня мы поговорим об этом любопытном мифологическом феномене.

Пытливый скандинавский ум всегда старался объяснить происходящее вокруг довольно своеобразным путем. Тамошняя природа и флора-фауна не отличается большим разнообразием (особенно исландская), поэтому в дело шло всё: скажем, каждый вид деревьев имел свой мистический смысл. Конечно, пройти мимо такого солидного природного явления, как Северное (Полярное) сияние, было невозможно. Для его объяснения существовало несколько версий.

По первой, это сверкали отблески пылающей реки, через которую переброшен волшебный мост-радуга Биврёст. Страж богов, мудрый Хеймдалль в дни Северного сияния "выкручивал темературу на максимум" - великаны шли на приступ, но бесславно погибали в огне. Северное сияние воспринималось как исключительно благое знамение - раз боги отражают нападение враждебных сил, значит, в Асгарде все спокойно (с).

Другая, более поздняя версия утверждала, что всполохи Северного сияния - это блеск доспехов и лошадиной сбруи кавалькады валькирий, бесстрашных дев-воительниц самого Одина. Здесь природное явление уже приобретает несколько двусмысленное значение - с одной стороны, нет более славной смерти, чем та смерть в бою, после которой валькирии заберут тебя в Вальгаллу. С другой стороны, а как быть тем, кто совсем не собирается в чертоги к Одину, да и вообще доныне жил в мире? А ну как девы летят именно к ним, и скоро развернется кровавая битва?

Древние исландские верования постепенно перетекли на континент, и у не знавших Северного сияния германцев приобрели окончательно негативный характер. Теперь лично Водан возглавляет мрачную процессию, и он не только выбирает себе подходящих эйнхериев. Попутно он может забрать в другой мир (читай: убить в мире человеческом) любого, кто встретится ему на пути и не проявит должного уважения - не снимет головного убора и не поклонится. С теми же, кто соблюдает ритуал, верховный бог может заговорить, но горе тому, кто ответит - по окончании беседы он падет замертво!

В поздних версиях того же мифа летучая колонна становится колонной потусторонних существ - эльфов верхом на черных оленях (у кельтов) [привет, Трандуил!] или призраков (у галлов и германцев). Предводителем эльфов может быть и сам Оберон, верховный владыка seidhe, а призраками правит богиня Хульда (Хулла, Хольде) - строгая и жестокая богиня ночи, Луны и порядка. За нарушение запрета прясть в зимнее солнцестояние (древнейшее ритуальное табу) она забирает детей, которые становятся лунными призраками в сонме ее спутников. Эльфы, кстати говоря, тоже забирают детей, но делают это из своих собственных соображений, никак не связанных с обычаями людей :)

Из этой волюнтаристической забавы короля эльфов произошла нехитрая рекомбинация - полет стал ассоциироваться с главным королевским развлечением, охотой. Дикая (в смысле "необузданная", "ничем не ограничиваемая") Охота ищет невинные души, чтобы затащить их в свой мир, иначе говоря - в ад. Некрещеные младенцы, разбойники, клятвопреступники, изменники становились жертвами, которых выслеживали псы, а всадники рвали и рубили на части.

Со временем понятие Дикой Охоты прочно вошло в народную традицию. На Севере отголосками древних верований стала легенда о Диком Гоне, который возглавляется Рейссой (падшей валькирией?). К Дикому Гону присоединяются те, кто слишком плох для того, чтобы попасть в рай, но недостаточно нагрешил для ада: пьяницы, лжесвидетели, дебоширы, непристойники. Они мчат над дорогами, часто под Рождество, распевая бранные частушки, пьяные и озорные. Заслышав шум, производимый этой процессией, необходимо упасть на землю лицом вниз, не подниматься, пока звуки не стихнут, а затем трижды плюнуть вслед - иначе душа последует за ними.

В европейской традиции Дикая охота трансформировалась в сборище ведьм, выбирающих себе жертв перед шабашем. Иногда во главе кавалькады ставят Гекату - богиню Луны, покровительницу колдуний и колдовства, любящую кровавые жертвоприношения. Порой конников воспринимали даже как всадников Апокалипсиса!

Наконец, к мифологии стали примешиваться и "обожествленные" личности, а, точнее, одемонизированные. В Дикую Охоту попадают в наказание, за жуткие прегрешения, и Дитрих Бенрский, германский легендарный "богатырь", и ирландский герой Финн Мак Кумэл, и валлийский властитель Араун, и сам король Артур со всеми своими рыцараями. Этим грешникам предстоит вечно носиться, не зная отдыха и спокойствия (похоже на моряцкую легенду о Летучем Голландце, не так ли?). 

В члены дикоохотцев после смерти попали даже такие исторические персоны, как датский король Вальдемар IV Аттердаг, ненавидимый ганзейцами, с которыми он воевал; и даже корсар сэр Фрэнсис Дрейк, которого испанцы отправили "в легенду" после разгрома "Непобедимой армады"!

Да и американская народная баллада "Ghost riders in the sky" - тоже отголосок той, оригинальной Дикой Охоты среди прерий Нового Света...

Немудрено, что столь сочный образ стал активно использоваться в различных произведениях литературы и искусства. Существуют картины и стихотворения, посвященные Дикой Охоте - вспомним хотя бы "Воинство сидов" У. Йейтса или "Дикую охоту короля Стаха" В. Короткевича. Прибавим сюда же оперу К. фон Вебера и этюд Ф. Листа "Wilde Jagd". Да и в современной музыке есть немало композиций, затрагивающих эту тему - хотя бы песня Канцлера Ги, строчка из которой вынесена в заголовок. 

Особенно часто к этой мифологеме любят обращаться авторы фентези. Тут тебе и Ник Перумов, и Алексей Пехов, и Клиффорд Саймак, и Наталья Игнатова, и Филип Пулман, и Роберт Джордан, и даже Клайв Баркер с Говардом Лавкрафтом!

Наконец, переосмысление Дикой охоты можно найти и в настольных AD&D и Вархаммере FB, и в различных компьютерных играх (скажем, ES: Morrowind и Skyrim).

Да, я совсем забыл о Сапковском и его "Ведьмаке!" Там тоже есть Дикая охота (в британской ипостаси, с королем эльфов), обильно смешанная с собственной мифологией мира пана Анджея. И, кстати говоря, именно такой подзаголовок будет иметь третья часть серии игр "The Witcher", которая вскорости выйдет на радость всем поклонникам.

Будем ждать? ;)

5 комментариев:

  1. А что за переосмысление дикой охоты в The Elder Scrolls?
    Что-то вот не припоминается.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. У босмеров Валенвуда - "лесных эльфов" - есть такое явление, так и называется - "Дикая Охота". Группа меров в следствии каких-то причин вдруг необратимо превращается в чудовищ и начинают охоту. Примерно так, насколько я помню.

      Удалить
    2. Как я уже говорил, я сам в серию TS практически не играл, поэтому могу утверждать только со слов знакомых и всемогущего Гугла. Но товарищ tsarkaschej все уже абсолютно верно описал. Вот чуть более развернутое описание, надо думать, из игры:

      Хотя иногда босмеры кажутся забавными, в каждом из них живет зверь. Лесные эльфы могут обратиться зверем или водной тварью, если в этом будет нужда. Их самое жуткое преображение - Дикая Охота, которая расправилась с королем северян Боргасом из Винтерхолда за "неправедность" его Алессианской веры.

      Дикая Охота - это свора меняющихся лесных демонов и звериных богов; наделенные тысячекратной мощью, они движутся к своей цели, уничтожая все живое на пути. Лесные эльфы не любят распространяться об Охоте, и я полагаю, что они отнюдь не гордятся это способностью. Гомини, лесной эльф с которым я сошелся в последнее время, говорит мне, что Охота используется как меч правосудия, но также, что "все чудовища в мире пришли из предшествующих воплощений Охоты". Босмеры, ставшие частью Дикой Охоты, никогда не возвращаются.

      И еще:

      Присутствие лесных эльфов, бывших частью Дикой Охоты, до сих пор ощущается в Валенвуде - Вилли Укушенный возвратился, чтобы охотиться в Роще Силвенар, в то время как Король Мертвый Волк-Олень продолжает свою охоту в Лимпанских Топях.

      Удалить
  2. Я и не подозревала, что в Ведьмаке есть такая большая отсылка к реальной истории. Спасибо за статью.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Это мой гражданский долг, сэр! (с).

      В "Ведьмаке", вообще говоря, огромное количество разных аллюзий, намеков, отсылок и прочих аллегорий. Сапковский - дотошный исследователь артуровского мифа, который он ставит во главу угла европейского фэнтези (и с ним сложно поспорить), и которым сам пользуется весьма активно. В образе Йеннифер много от Гвиневры, супруги Артура, да и само ее имя - искаженное валлийское Gwenhwyfar, где из "Гвеннефэр" получилось "Йеннифер", а ведь этим именем звалась именно Гвиневра!

      Удалить