четверг, 28 февраля 2013 г.

Пересвет и Ослябя

Завершая рассуждения о богатырях, хочу остановиться вот на чем. Плавная мифологическая трансформация витязей в эпоху двоеверия наложила весьма любопытный отпечаток на их образ, и этот отпечаток заслуживает отдельного внимания.

Древний заступник-радетель, конечно, удачно слился с образом Ильи-пророка, да и отстаивание своих святынь для наших предков было делом привычным, а потому создание "образа врага" из иноверцев, тем более таких грозных, как татары, было вопросом времени. И, естественно, богатыри стали верными христианами, защитниками веры от поругателей.

Гипотетический былинный Алеша, кстати говоря - Александр (Олеша) Попович - был ростовским боярином, знатным "храбром" (превосходным воином), и погиб в битве с татарами на реке Калке. И пусть даже черты богатыря потом смешались с реальным историческим героем, это нисколько не умаляет важности образа - беззаветного пограничника, сторожащего бескрайние русские просторы.

Само время - XIII век - было такое, что народное самосознание, "униженное и оскорбленное" вторжением кочевых орд и бесконечной чередой поражений княжеских войск [ничего не напоминает?], остро нуждалось в героях, в богатырях. Одной из первых таких фигур стала персона рязанского воеводы, боярина Евпатия Коловрата по прозвищу "Неистовый". К большому сожалению, малоизвестный ныне, этот доблестный воин достоин всяческого прославления - просто вчитайтесь в нижеприведенные строки и попробуйте это представить.

Узнав о вторжении татаро-монголов в Рязанское княжество, отсутствоваший там Коловрат с малой дружиной (фактически, отрядом телохранителей) спешно двинулся назад, но застал город уже разорённым. Он собирает по предместьям и деревням уцелевших и способных держать оружие, сколачивает из них отряд общим числом ~1500 чел. и отправляется в погоню за туменами.


В Суздальском княжестве отряд Евпатия настигает противника и внезапно атакует, полностью уничтожая арьергард войска татар:
И бил их Евпатий так нещадно, что и мечи притуплялись, и брал он мечи татарские и сёк ими.
Узнав о такой дерзости, Бату посылает своего любимца Хостоврула с отборной гвардией, приказав немедленно расправиться с русскими. Отряд Коловрата окружают, но он дерзко вызывает татарского главнокомандующего на личный поединок. Тот соглашается, объявляя, что притащит Евпатия живым к ногам Бату, но Коловрат сражает его в рукопашной.

Деморализованное войско татар пропускает момент, когда по сигнал горстка отчаянных набрасывается на них, и начинается ожесточенная битва. Несмотря на десятикратный численный перевес, Евпатий Коловрат
…стал сечь силу татарскую, и многих тут знаменитых богатырей Батыевых побил.
Изумленный Бату отправил на переговоры гонца, и тот спросил у русских: «Что вы хотите?» Последовал ответ - «Умереть!». Израненные и окруженные, русские воины продолжали сражаться, и Коловрат первым среди всех. Наконец, татары подтащили камнеметные установки, которыми они разрушали стены, и стали обстреливать храбрецов:
И навадиша на него множество пороков, и нача бити по нем ис тмочисленых пороков, и едва убиша его.
Когда же дым рассеялся, татары увидели, что не все русские пали. Но Бату, в знак уважения к их мужеству, отдал тело погибшего Евпатия Коловрата оставшимся в живых воинам и повелел отпустить их, не причиняя никакого вреда.

Можно ли представить более драматичный и душещипательный сюжет для патриотического блокбастера? Можно ли измерить воодушевляющий, пронзительный эффект, который данная история оказывает на читателя? Почему такого фильма нет - вопрос, как говорится, риторический.

А спустя сто с лишним лет происходит важнейшее событие древнерусской истории - Куликовская битва, и там тоже появляются свои богатыри.

Всем известна официальная версия - история про благословление Сергием Радонежским князя Димитрия, выделение ему двух схимонахов, Александра Пересвета и Родиона (Романа) Осляби, и тот самый поединок с Челубеем. Но остановимся на этих событиях чуть подробнее.

Непонятности начинаются уже тогда, когда в житии Пересвета и Осляби мы читаем, что они были учениками и постриженниками Сергия, иноками Троице-Сергиева монастыря - в 1380 г. они были послушниками. Вспомните этот пост - монахом просто так не становятся, для этого требуется долгая и кропотливая работа над собой. Что уж говорить про схимонаха, про Великую Схиму! Немыслимо, чтобы двух людей, брянских бояр, воевод, так легко и просто сделали высшими монахами даже перед лицом сечи с татарами.

С государственной принадлежностью бояр тоже не все ясно. В летописях их иногда называют любучанами, т.е. выходцами из расположенного неподалеку от Брянска города Любутска на Оке. Ко времени Куликовской битвы эти земли принадлежали Великому княжеству Литовскому и Русскому. На поле Куликовом любучанские бояре могли оказаться лишь под знаменами своего сюзерена литвина Дмитрия Ольгердовича, брянского князя, пришедшего на службу Димитрию зимой 1379-1380 гг. Литовцы вообще не отличались особым христианским рвением - воевода Дмитрий Боброк перед битвой ворожил своему знаменитому тезке, еще не прозванному Донским, о победе по волчьему вою, заре и “голосу земли”.

Кроме того, священнослужителям вообще, а монахам в особенности и в первую очередь запрещается действовать оружием, при любых обстоятельствах и без исключений! Православная традиция в этом смысле строга и отлична от католической, где были монашеские рыцарские ордены.

Из современных Куликовской битве памятников Пересвета упоминает одна “Задонщина”, и при этом она молчит о Сергии и его благословении. Пусть так, но Пересвет в ней “злаченым доспехом посвечивает”, а наиболее распространенная версия гласит, что на поединок с Челубеем он надел лишь рясу и мантию с параманом. В самых же ранних редакциях “Задонщины” Пересвета и чернецом (т.е. монахом) не называют.

Дальше - больше:
Хоробрый Пересвет поскакивает на своем вещем сивце, свистом поля перегороди, а ркучи таково слово: “Лутчи бы есмя сами на свои мечи наверглися, нежели от поганых полоненным”. 
А это как понимать? Православный монах одобряет самоубийство с помощью собственного меча, что ему представляется предпочтительнее плена. Да, это традиционные русские воинские воззрения времен Игоря и Святослава! О русах, кидающихся на собственные клинки, чтобы не попасть в плен к врагу, пишут Лев Диакон и ибн Мискавейх.

Весьма странно и то, что в синодике - поминальном перечне - Троицкого монастыря Сергия Радонежского имя Александра Пересвета отсутствует (как, впрочем, и его брата - Родиона Осляби). Захоронены оба героя у храма Пресвятой Богородицы Старо-Симоновского монастыря в Москве - вещь совершенно невероятная, если бы они были монахами другой обители.


Одиозный деятель неоязыческого движения, Озар Ворон, делает из вышеизложенного весьма однозначный вывод:
Ослябя, оставшийся в живых в Куликовской сече, позднее служил в боярах у еще одного литовского выходца - митрополита Киприана, под старость же и впрямь постригся в монахи. Так, надо думать, и появился в источниках “чернец Родион Ослябя”, ну а уж коли в “Задонщине” (первые списки которой ни словом не намекают на монашество брянских бояр) он называет Пересвета братом, то монахи-летописцы и сделали “логический” вывод, задним числом вписав в свои ряды обоих героев Куликова поля.
Церкви тоже хотелось замазать собственное поведение во времена ига. Ярлыки, которыми награждали митрополитов ханы Менгу-Темир, Узбек, Джанибек и их потомки, говорят сами за себя. Под угрозой мучительной смерти запрещалось не только причинять какой-либо вред “церковным богомольцам” или посягать на их имущество - даже словесно оскорблять православную веру! Мотивация этих суровых запретов в ханских ярлыках: “зане они за нас и за весь род наш бога молят и воинство наше укрепляют”.
В XV в. церковники нисколько не скрывали этого союза с Ордой. Они им хвалились, писали посягнувшему на церковные земли Ивану III: 
"мнози и от неверных и нечестивых царей…зело по святых церквах побораху, не токмо в своих странах, но и в Руссийском вашем царствии, и ярлыки давали". 
Не знаешь, чему больше умиляться - дивному “вашему Руссийскому царствию” (прямо-таки нынешняя “эта страна”), или самой беспредельной наглости, защищающей нажитое при оккупации добро в едва освободившейся стране ссылками на законы оккупантов.
Я бы, пожалуй, не был столь радикален и однозначен. Даже если былинные богатыри не были монахами, это нисколько не умаляет их подвига, да и позднейшее "включение" и присоединение к монашеской братии видится изящным и убедительным. Пусть это и мифотворчество - но это благородное мифотворчество, путем которого хотели показать - нет, не только черные пятна в истории, но были и героические деяния, когда даже монахи в нарушение всех обетов шли в бой за землю Русскую, за свою Родину.

Ведь та самая ряса Пересвета, в которой он скачет на бой с Челубеем, изначально обрекала его на гибель, и он сознательно шел на эту жертву, желая положить живот, но не посрамить чести - поразить недруга, оккупанта, поругателя. И этот глубоко символичный шаг не становится менее пафосным (в хорошем смысле слова) и эпическим, даже если он был выдуман позднее.

А потому мне остается лишний раз досадливо покачать головой, вспоминая историю канонизации Евгения Родионова (я касался ее в этом посте). Хотя, быть может, через сотню лет и он окажется воином-монахом, кто знает? Пусть лучше так. Всем нужны герои, только иногда они немного задерживаются. Ничего - значит, и мы должны полагаться на свои силы.

Комментариев нет:

Отправить комментарий