вторник, 26 февраля 2013 г.

Илья-громовник

Возвращаясь к теме богатырей, о которой надо бы написать чуть подробнее, в качестве вводной заметки я хотел бы немного поговорить про Илью Муромца, и отметить вот что.

Богатыри являются самыми народными, самыми живыми героями - былины пользовались невероятной популярностью, и, несмотря на исключительно изустный характер, вплоть до XIX в. (первые записи былин собирателями фольклора) имели множество вариантов, сюжетов, отсылок и разветвлений. Само слово определяло отношение людей к рассказам о древних богатырях!

При этом, несмотря на инкорпорацию различных христианских аспектов в тело былин, они, безусловно, опираются на дохристианские былины и былички (во всяком случае, уж точно периода двоеверия).

Муромец лежит "на седалище" без рук-без ног 33 года (с одной стороны, возраст Христа, с другой - сакральное число само по себе, двойная тройка), пока к нему не приходят таинственные калики. Они заставляют Илью поднести им воды, но не кропят ей, не окунают в купель, а дают выпить, причем опять-таки трижды - совершенно языческий ритуал. В другой былине упоминается, что Муромец учился у легендарного богатыря Святогора, который, будучи при смерти, дыхнул на Илью, и этим увеличил и без того несметную мощь героя. И вновь архаическая традиция "последнего (смертного) дыхания", которому приписывали мистическую силу!

В этом контексте мне очень импонирует версия исследователей (в первую очередь, О. Миллера), которые считают, что образ Ильи Муромца происходит от мифологического образа бога-громовника, истребителя чудовищ, спасителя и защитника (вспомним древнейший миф о борьбе Перуна со Змеем). Впоследствии библейский Илья-пророк приобрел черты этого "громоносца", а совпадение имен еще больше усилило народное мнение об Илье Муромце.

Сами богатыри традиционно (в основном под влиянием популярнейших картин Васнецова и Врубеля) представляются угрюмыми, бородатыми мужиками, хотя только Илье за тридцать, а Добрыне и Алеше в районе 25-27 лет. Возраст молодых, красивых, отважных героев!

Но отдельно подчеркнем - наш громовник далеко не так прост и даже иногда туп, как скандинавский Тор или латышский Перкунас! Илья деятелен, сообразителен, а его невероятную физическую силу сопровождает спокойствие, простота, бессеребренность, сдержанность, благодушие, скромность, но, в то же время, независимость характера.

Да и сами мифологические элементы "становления" Муромца вполне укладываются в классические легенды о боге грозы и грома. Илья сидит сиднем, так как благое божество должно в течение всей зимы оставаться в бездействии, и лишь медвяное питье калик перехожих, то есть первый весенний дождь, вовзращает его чудесную силу. А так как громовник - защитник и радетель всех людей, то он никогда не обращает эту силу против них.

Соловей же воспринимается как буйная стихия разрушения, урагана, порывистого, шквального ветра, бури и вихря - одним словом, Разбойник. И добрый Илья-громовник спасает людей от всесокрушающего элементаля, обуздывая его и ставя на службу людям - он берет обещание, что Соловей не будет свистеть во всю силу, а только лишь в четверть.

Идолище - это гигантская туча, жуткий дождь, потоп, непременно с градом. И как тучу раскалывает яркая молния, так и бог грома и молнии усмиряет и эту стихию, подчиняет ее, ставит в "нормальные рамки". Змей же, разумеется - олицетворение хтонического, подземного, потустороннего хаоса, вторгающегося в мир живых, желающего устроить новый передел границ, установленных в начале времен. И, как эоны назад, Илья сходится с чудовищем, сражая его в кровавой битве. В некоторых былинах именно это сражение становится последним для Ильи - если он и не погибает, то лишается всей своей силы, "засыпает смертным сном". Сравним с классической скандинавской схваткой Тора и Ермунгандра, которую сыну Хлодин тоже не пережить!

И, напоследок, в качестве полушутки-полуправды. Богатырская тематика обладает глубоким семантическим протестным смыслом. Герой-богатырь (и сам Илья, разумеется) самозабвенно служит своей Родине, защищает Русь от внешнего (Змей Горыныч, Калин-хан, Идолище Поганое) и внутреннего (Соловей, Кащей) врага, но при этом не является лукавым и угодливым царе-, или, точнее, князедворцем.

Илья говорит:

Я иду служить за веру христианскую,
И за землю русскую,
Да и за стольный Киев град,
За вдов, за сирот, за бедных людей
И за тебя, молодую княгиню, вдовицу Апраксию,
А для собаки-то князя Владимира
Да не вышел бы я вон из погреба.
У меня есть стойкое подозрение, что данная фраза, будь она опубликована ныне, вполне сошла бы за экстремизм. Впрочем, о современной рецепции образа богатырей речь пойдет завтра.

5 комментариев:

  1. А то, что Соловья традиционно монголоидом-чингизидом изображают (причем, мне кажется, такая традиция сильно после золотой орды зародилась) за ст.282 УК РФ не пойдет? :))

    Спасибо за статью. Мифология это как раз то, что доктор прописал :) мне очень нравится такие записи. Ну и все остальные направления тоже хороши: о Папе таки от тебя первым и узнала, да еще в таком позитивном ключе :))

    Алима

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Его как только не изображают! Да что уж там, самого Илью утащили веселые германцы, и он у них ходил в главной роли некоторых романтических баллад (sic!). Вспоминается старый анекдот о дуэли Д'Артаньяна с Ильей, перед которой француз ставит мелком точку на груди богатыря. "Это зачем?" - интересуется Муромец. "Именно здесь я проткну вас шпагой, сударь!" Илья, перекладывая булаву из руки в руку: "А-а-а... Добрыня, ты это, обсыпь-ка его мелом".

      Всегда пожалуйста - такие посты мне и самому нравятся, и идут они легко, но вот материал приходится подбирать довольно долго, пока какая-то тема не "прыгнет" в руки.

      А Папа-то все, сегодня уже ночь на 2-е марта... Будем с нетерпением ждать новостей от конклава.

      Удалить
  2. Отлично!
    Особенно про князя Владимира.
    Издревле русские люди разделяли понятие Родины и государства:)
    Если это конечно записано как есть, а не приукрашено писцом.

    И да, почему Соловей внутренний враг?
    Ведь мы с монголами воевали долго и с переменным успехом.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. А былины-то они сплошь народные, записаны были, как я говорил, только в XVIII-XIX веке, до этого передавались из уст в уста. чего ж там было возвеличивать власть княжью? Помнили очень хорошо, как сами звали князей на службу, а не по нраву становился - гнали взашей! Вот оттого такое отношение и сложилось.

      Все-таки олицетворение внешнего врага в былинах - это Калин-хан, собака татарская, и прочие Идолища со Змеями. Соловей сидит на дубу, на перекрестке дорог у Киева, и не позволяет никому проходить прежде, чем заплатят ему дань. Это же классическая "пятая колонна"!

      Потом, в некоторых былинах Соловей имеет отчество - Рахманович или Одихманьтевич, а также указана его "национальность" - он мордвин. То есть выходец из оседлых, а не кочевых народов, выбившийся "в люди". И князь, не желающий конкуренции, отправляет отряд для ликвидации неугодного Соловья.

      Интересно, что некоторыми исследователями (например, проф. Забылиным) Соловей отождествляется... с беглым жрецом старой, языческой веры! Он сидит не просто на дереве, а "на самом старом дубе", то есть в священной роще. Ему присущи атрибуты оборотня, магия - свист жуткой силы, он "сам родил" сыновей-исполинов и дочку-перевозницу.

      Именно пэтому я причисляю его ко внутренним врагам, а не ко внешним.

      Удалить
    2. Про Рахмановича и мордвина не знал!

      Удалить